Пятница, 22.09.2017, 04:01
Приветствую Вас Гость | RSS

403 кабинет

Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Каталог статей

Главная » Статьи » русская литература

Короленко Владимир Галактионович

Детство и юность

 

Короленко родился в Житомире в семье уездного судьи. Согласно семейному преданию, дед писателя Афанасий Яковлевич происходил из казацкого рода, восходившего к миргородскому казачьему полковнику Ивану Королю; сестра деда Екатерина Короленко — бабушка академика Вернадского. Отец писателя, суровый и замкнутый и вместе с тем неподкупный и справедливый, Галактион Афанасьевич Короленко (1810—1868), имевший на 1858 г. чин коллежского асессора и служивший житомирским уездным судьёй, оказал огромное влияние на формирование мировоззрения сына. Впоследствии образ отца был запечатлён писателем в его знаменитом рассказе «В дурном обществе». Мать писателя, Эвелина Иосифовна, была полькой, и польский язык Владимир знал с детства. У Владимира был старший брат Юлиан, младший — Илларион и две младшие сестры — Мария и Эвелина. Третья сестра, Александра Галактионовна Короленко, умерла 7 мая 1867 года в возрасте 1 год и 10 месяцев. Похоронена в г. Ровно.

Владимир Короленко начал учёбу в польском пансионе Рыхлинского, затем учился в Житомирской гимназии, а после того как отец был переведён по службе в Ровно, продолжил среднее образование в Ровенском реальном училище, окончив его уже после смерти отца. В 1871 году поступил в Петербургский технологический институт, но из-за материальных трудностей вынужден был его покинуть и перейти в 1874 году на стипендию в Петровскую земледельческую академию в Москве.

 

Революционная деятельность и ссылка

 

С ранних лет Короленко примкнул к революционному народническому движению. В 1876 году за участие в народнических студенческих кружках он был исключён из академии и выслан в Кронштадт под надзор полиции. В Кронштадте молодой человек зарабатывал на жизнь чертёжной работой.

По окончании срока ссылки Короленко возвратился в Петербург и в 1877 поступил в Горный институт. К этому периоду относится начало литературной деятельности Короленко. В июле 1879 года в петербургском журнале «Слово» была напечатана первая новелла писателя «Эпизоды из жизни „искателя“». Этот рассказ Короленко первоначально предназначал для журнала «Отечественные записки», однако первая проба пера оказалась неудачной — редактор журнала М. Е. Салтыков-Щедрин вернул молодому автору рукопись со словами: «Оно бы и ничего… да зелено… зелено очень». Но ещё весной 1879 года по подозрению в революционной деятельности Короленко вновь был исключён из института и выслан в Глазов Вятской губернии.

3 июня 1879 года вместе с братом Илларионом писатель в сопровождении жандармов был доставлен в этот уездный город. Писатель оставался в Глазове до октября, пока в результате двух жалоб Короленко на действия вятской администрации его наказание не было ужесточено. 25 октября 1879 года Короленко был отправлен в Бисеровскую волость с назначением жительства в Березовских починках, где он пробыл до конца января 1880 года. Оттуда за самовольную отлучку в село Афанасьевское писатель был выслан сначала в вятскую тюрьму, а затем в Вышневолоцкую пересыльную тюрьму.

Из Вышнего Волочка отправлен в Сибирь, но возвращен с дороги. 9 августа 1880 года вместе с очередной партией ссыльных он прибыл в Томск для дальнейшего следования на восток. Находился на ныне ул. Пушкина, 48.

«В Томске нас поместили в пересыльную тюрьму, большой каменный одноэтажный корпус, — вспоминал впоследствии Короленко. — Но на следующий день в тюрьму явился губернаторский чиновник с сообщением, что верховная комиссия Лорис-Меликова, рассмотрев наши дела, постановила освободить несколько человек, а шестерым объявить, что они возвращаются в пределы Европейской России под надзор полиции. В их числе оказался и я…»
С сентября 1880 года по август 1881 года жил в Перми в качестве политического ссыльного, служил табельщиком и письмоводителем на железной дороге. Давал частные уроки пермским учащимся, в том числе дочери местного фотографа Марии Морицовне Гейнрих, ставшей впоследствии женой Д. Н. Мамина-Сибиряка.

В марте 1881 года Короленко отказался от индивидуальной присяги новому царю Александру ІІІ и 11 августа 1881 года был выслан из Перми в Сибирь. Вторично прибыл в Томск в сопровождении двух жандармов 4 сентября 1881 года и был доставлен в так называемый тюремный замок, или, как его именовали арестанты, «Содержащую» тюрьму (ныне перестроенный 9 корпус ТПУ на улице Аркадия Иванова, 4).

Срок ссылки в Сибири отбывал в Якутии в Амгинской слободе. Суровые условия жизни не сломили воли писателя. Тяжёлые шесть лет ссылки стали временем формирования зрелого писателя, дали богатый материал для его будущих сочинений.

 

Литературная карьера

 

В 1885 году Короленко разрешили поселиться в Нижнем Новгороде. Нижегородское десятилетие (1885—1895) — период наиболее плодотворной работы Короленко-писателя, всплеска его таланта, после которого о нём заговорила читающая публика всей Российской империи.

В январе 1886 года в Нижнем Новгороде Владимир Галактионович женился на Евдокии Семёновне Ивановской, которую давно знал; с ней он проживёт всю оставшуюся жизнь.

В 1886 году вышла его первая книга «Очерки и рассказы», в которую вошли сибирские новеллы писателя. В эти же годы Короленко публикует свои «Павловские очерки», явившиеся результатом неоднократных посещений села Павлова в Горбатовском уезде Нижегородской губернии. В произведении описывается тяжёлое положение кустарей-металлистов села, задавленных нищетой.

Настоящим триумфом Короленко стал выход его лучших произведений — «Сон Макара» (1885), «В дурном обществе» (1885) и «Слепой музыкант» (1886). В них Короленко с глубоким знанием человеческой психологии по-философски подходит к разрешению проблемы взаимоотношения человека и общества. Материалом для писателя послужили воспоминания о детстве, проведённом на Украине, обогащённые наблюдениями, философскими и социальными выводами зрелого мастера, прошедшего тяжёлые годы ссылок и репрессий. По мнению писателя, полноту и гармонию жизни, счастье можно почувствовать, только преодолев собственный эгоизм, став на путь служения народу.

В 1890-е годы Короленко много путешествует. Он посещает различные края Российской империи (Крым, Кавказ). В 1893 году писатель присутствует на Всемирной выставке в Чикаго (США). Результатом этой поездки стал философско-аллегорический рассказ «Без языка» (1895). Короленко получает признание не только в России, но и за рубежом. Его произведения выходят на иностранных языках.

 

В 1895—1900 годах Короленко живёт в Петербурге. Он редактирует журнал «Русское богатство». В этот период публикуются новеллы «Марусина заимка» (1899), «Мгновение» (1900).

В 1900 году писатель поселился в Полтаве, где и прожил до своей смерти.

В 1905 году построил дачу на хуторе Хатки, и до 1919 года проводил здесь с семьёй каждое лето[6].

В последние годы жизни (1906—1921) Короленко работал над большим автобиографическим произведением «История моего современника», которое должно было обобщить всё, что он пережил, систематизировать философские взгляды писателя. Произведение осталось незавершённым. Писатель умер, работая над его четвёртым томом. Скончался от воспаления легких.

Похоронен в Полтаве на Старом кладбище. В связи с закрытием этого некрополя 29 августа 1936 года могила В. Г. Короленко была перенесена на территорию Полтавского городского сада (теперь это Парк «Победа»). Надгробный памятник выполнен советским скульптором Надеждой Крандиевской.

 

Публицистика и общественная деятельность

 

Популярность Короленко была огромна, и царское правительство было вынуждено считаться с его публицистическими выступлениями. Писатель привлекал внимание общественности к самым острым, злободневным вопросам современности. Он разоблачал голод 1891—1892 годов (цикл эссе «В голодный год»), привлёк внимание к «Мултанскому делу», обличал царских карателей, жестоко расправлявшихся с украинскими крестьянами, борющимися за свои права («Сорочинская трагедия», 1906), реакционную политику царского правительства после подавления революции 1905 года («Бытовое явление», 1910).

В своей литературной общественной деятельности обращал внимание на угнетённое положение евреев в России, был их последовательным и активным защитником. В 1911—1913 годах Короленко выступал против реакционеров и шовинистов, раздувавших сфальсифицированное «дело Бейлиса», он опубликовал более десяти статей, в которых разоблачал ложь и фальсификации черносотенцев.

В 1900 году Короленко наряду с Львом Толстым, Антоном Чеховым, Владимиром Соловьёвым и Петром Боборыкиным был избран почётным академиком Петербургской академии наук по разряду изящной словесности, но в 1902 году сложил с себя звание академика в знак протеста против исключения из рядов академиков Максима Горького. После свержения монархии Российская академия наук в 1918 году избрала Короленко почётным академиком повторно.

 

Короленко и Ленин

 

В. И. Ленин впервые упомянул о Короленко в своей работе «Развитие капитализма в России» (1899). Ленин писал: «сохранение массы мелких заведений и мелких хозяйчиков, сохранение связи с землей и чрезвычайно широкое развитие работы на дому, — все это ведет к тому, что весьма многие „кустари“ в мануфактуре тяготеют еще к крестьянству, к превращению в мелкого хозяйчика, к прошлому, а не к будущему, обольщают еще себя всяческими иллюзиями о возможности (посредством крайнего напряжения работы, посредством бережливости и изворотливости) превратиться в самостоятельного хозяина»; «для единичных героев самодеятельности (вроде Дужкина в „Павловских очерках“ Короленко) такое превращение в мануфактурный период еще возможно, но, конечно, не для массы неимущих детальных рабочих». Ленин, таким образом, признавал жизненную правдивость одного из художественных образов Короленко.

Вторично Ленин упомянул о Короленко в 1907 году. С 1906 года в печати стали появляться статьи и заметки Короленко об истязаниях украинских крестьян в Сорочинцах действительным статским советником Филоновым. Вскоре после публикации в газете «Полтавщина» открытого письма Короленко с разоблачениями Филонова, Филонов был убит. Началась травля Короленко за «подстрекательство к убийству». 12 марта 1907 года в Государственной думе монархист В. Шульгин назвал Короленко «писателем-убийцей». В апреле того же года в Думе должен был выступать представитель социал-демократов Алексинский. Для этого выступления Ленин написал «Проект речи по аграрному вопросу во второй Государственной думе». Упомянув в нём сборник статистических материалов департамента земледелия, обработанных неким С. А. Короленко, Ленин предостерёг от смешения этого лица со знаменитым однофамильцем, имя которого недавно было упомянуто на заседании Думы. Ленин отметил: «Обработал эти сведения г. С. А. Короленко — не смешивать с В. Г. Короленко; не прогрессивный писатель, а реакционный чиновник, вот кто этот г. С. А. Короленко».

Есть мнение, что сам псевдоним «Ленин» был выбран под впечатлением от сибирских рассказов В. Г. Короленко. Об этом пишет исследователь П. И. Негретов со ссылкой на воспоминания Д. И. Ульянова[11]:271.

В 1919 году Ленин в письме к Максиму Горькому подверг резкой критике публицистическую работу Короленко о войне[11]:271. Ленин писал:

«Интеллектуальные силы» народа смешивать с «силами» буржуазных интеллигентов неправильно. За образец возьму Короленко: я недавно прочел его, писанную в августе 1917 г., брошюру «Война, отечество и человечество». Короленко ведь лучший из «околокадетских», почти меньшевик. А какая гнусная, подлая, мерзкая защита империалистской войны, прикрытая слащавыми фразами! Жалкий мещанин, пленённый буржуазными предрассудками! Для таких господ 10 000 000 убитых на империалистской войне — дело, заслуживающее поддержки (д е л а м и, при слащавых фразах «против» войны), а гибель сотен тысяч[12] в справедливой гражданской войне против помещиков и капиталистов вызывает ахи, охи, вздохи, истерики. Нет. Таким «талантам» не грех посидеть недельки в тюрьме, если это надо сделать для предупреждения заговоров (вроде Красной горки) и гибели десятков тысяч…
В 1920 году Короленко написал шесть писем Луначарскому, в которых критиковал внесудебные полномочия ЧК по вынесению смертных приговоров, а также призывал отказаться от идеалистической политики военного коммунизма, которая разрушает народное хозяйство, и восстановить естественные экономические отношения[13]. По имеющимся данным, инициатива контакта Луначарского с Короленко исходила от Ленина. Согласно воспоминаниям В. Д. Бонч-Бруевича, Ленин надеялся, что Луначарский сумеет изменить негативное отношение Короленко к советскому строю. Встретившись в Полтаве с Короленко, Луначарский предложил, чтобы тот писал ему письма с изложением своих взглядов на происходящее; при этом Луначарский неосторожно пообещал опубликовать эти письма вместе со своими ответами. 

 

 

Категория: русская литература | Добавил: дракула (06.09.2015) | Автор: dolga
Просмотров: 425 | Рейтинг: 5.0/11
Всего комментариев: 0
avatar
Вход на сайт
Поиск